Официальный сайт завода

Системы безопасности и Автоэлектроника. Тел: +7 (495) 797-30-70

Где купить ?


"Альтоника": новое производство электроники в Зеленограде

Публикация 2010 года.

На текущий момент мы перевели все производственные мощности в Зеленоград, создав единую площадку для нашего производственного подразделения.

Год назад на зеленоградской Восточной коммунальной зоне запустила своё производство компания «Альтоника» — она сразу заинтриговала всех объявлением о том, что завод будет заниматься контрактной сборкой новейшего телекоммуникационного оборудования западных брендов для сетей связи

4-го поколения (широкополосный беспроводной доступ в интернет). Этой весной список имен компаний-партнеров пополнился, сегодня в нём уже «RAD Data Communications», «Proxim Wireless», «Motorola», итальянская «Linkra». О работе нового зеленоградского производителя электроники в студии Zelenograd.ru рассказывает Семён Лукачев, руководитель производственной службы компании «Альтоника».

 

«Планируем сделать зеленоградский завод своей «визитной карточкой»

Е.П. — Производство «Альтоники» — это зеленоградский завод или не только?

— На текущий момент мы перевели все производственные мощности в Зеленоград, создав единую площадку для нашего производственного подразделения. Мы планируем развивать её здесь и дальше расширять свои производственные мощности.

Е.П. — Ваш завод на ВКЗ заработал как раз год назад...

— Год назад началась пуско-наладка оборудования, развертывание производственных линий. Надо сказать, что до сих пор мы находимся в состоянии развертывания мощностей, и ожидаем, что оно закончится где-то в середине лета этого года.

Е.П. — На фоне общего кризисного затишья год назад запуск завода выглядел необычно. Как удалось сделать это в кризисный год?

— Строительство началось задолго до кризиса. Выбор площадки и подготовка всей документации начались уже три с половиной года назад, поэтому мы были вынуждены, несмотря ни на какие внешние обстоятельства, достроить завод и переехать. Нашей целью было разместить своё производство в собственном здании, которое спроектировано специально для нашего типа производства, а не арендовать какие-то площадки, подстраивая их, как получится, под свои нужды.

Е.П. — Это новое здание — оно было выстроено с нуля?

— Да, оно было выстроено с нуля, полностью спроектировано под наши технологические процессы, под предприятие электронной сборки.

Е.П. — Его проектировали отечественные проектировщики? Другие предприятия, которые занимаются производством электроники, рассказывали нам о проблемах, связанных с этим в России — о том, что иногда проще использовать опыт зарубежных проектировщиков производственных площадей, которые в курсе последних достижений и технологий.

— Наша компания достаточно «остро» себя позиционирует, точнее, ощущает себя на мировом уровне развития технологий. У наших специалистов много опыта, много информации о том, как должно быть построено производство такого типа. Что касается специальных технологических зон (чистой комнаты, или чего-то подобного), то в электронно-сборочном производстве в этом нет необходимости. Поэтому иностранцы не привлекались. Мы, учитывая уровень развития нашей компании, сами иногда выступаем в России как эксперты, поэтому нам было достаточно собственных знаний.

Е.П. — Расскажите, пожалуйста, о вашем производстве в Зеленограде.

— Компании «Альтоника» более двадцати лет, она была основана как некий дизайн-центр по разработке изделий. Но в начале 1990-х было очень сложно найти хорошего партнёра по кооперации, чтобы развернуть такое производство, и нам пришлось — именно пришлось, это была не ключевая компетенция — развивать свое собственное производство. Пять-шесть лет назад пришло понимание того, что это производство развилось до очень конкурентоспособного актива, по российским меркам, и оно может быть использовано нами дальше как основа для бизнеса по контрактному производству электроники.

Е.П. — Тогда производство располагалось в Москве?

— Да, и переезжало несколько раз из-за того, что компания достаточно быстро росла. Раз в два-три года мы меняли площадку, переезжая на большие мощности. Сегодня контрактное производство электроники у нас стало отдельным бизнесом, наряду с производством наших собственных изделий, которые компания разрабатывает и сама продает (изделия автомобильной системы безопасности, медицинская техника, профессиональные радиостанции и системы охраны). Обладая одним из самых современных и мощных коммерческих производств в России, мы можем сегодня собирать практически любую электронику. Мы выстроили этот бизнес более чем для двухсот российских заказчиков. За последний год к ним стали добавляться зарубежные вендоры, которые хотят здесь локализовать своё производство.

В части оснащения производства у нас нет никаких секретов — это стандартные технологии для сборки электроники: линии поверхностного монтажа (у нас пять таких линий), линии для выводного монтажа, ну и всё, что связано с наладкой, испытаниями и так далее. Есть отдельное кабельное производство. В принципе, в оснащении и в технологиях ничего уникального нет, здесь нечем удивить, особенно западные компании. В данном типе производства ключевое — это его эффективная организация и всё, что связано с процессами, с эффективностью.

А.Э. — На сколько хватит ёмкости, которую даёт площадка? Не получится так, что через два-три года вы куда-то уедете и из Зеленограда?

— Загадывать сложно. Если вернётся докризисный рост, то, может быть, не через два года, но через четыре придётся искать новую площадку, или, скорее всего, делать производство для тех изделий, которые стали действительно массовыми, подальше от Москвы, чтобы снижать издержки. Зеленоградский завод мы хотели бы оставить для самой ответственной и серьёзной техники, потому что он является нашей визитной карточкой. Сюда гораздо удобнее возить гостей из Москвы, чтобы его показывать, чем возить их, например, в Костромскую область или еще куда-нибудь.

Е.П. — Сейчас на государственном уровне много говорится об инновациях, об их поддержке. Вы, когда строили завод, получали какую-то поддержку от города, от государства в виде льгот?

— Когда мы начинали, слова «инновации» и «модернизация» еще не звучали так широко. Но наш завод был построен в совместном проекте Правительства Москвы с частными инвесторами. Наш завод — это «кусочек» технопарка, в котором кроме нас есть ещё до десятка коммерческих компаний-соинвесторов. В этом смысле мы получили поддержку от Правительства Москвы, во-первых, в виде уже спроектированного решения для этого технопарка и, во-вторых, в виде гарантий того, что этот проект будет доведен до конца, так как он находится под таким серьезным патронажем. Но конкретных налоговых льгот или льготных кредитов у нас не было.

Е.П. — Были просто государственные гарантии об общей поддержке — может быть, административной?

— Да, и это немаловажно. Вкладывая существенные деньги в стройку, хотелось быть уверенным, что потом эта стройка не закончится из-за каких-то непринятых решений или бюрократических причин. Поэтому для нас эта поддержка была существенным плюсом при выборе площадки.

Е.П. — На тот момент такая форма как технопарк была единственно доступной, или существовали уже, например, особые экономические зоны, но вы решили не пользоваться этой возможностью?

— Конечно, уже существовали, и мы рассматривали такой вариант. Но опыт коммерческих компаний, участвующих в ОЭЗ показывает, что по-настоящему успешных проектов в этих зонах, которые могли бы раскрыть весь потенциал преференций, заложенных в ОЭЗ — нет, за исключением Калининградской зоны. Если посмотреть государственные отчёты по развитию особых экономических зон, то они тоже не очень блещут результатами. К сожалению, это так.

Е.П. — Да, и кроме того, в особых зонах до некоторого времени было запрещено производство. Вам это не подходило?

А.Э. — Производство в ОЭЗ было разрешено только в декабре прошлого года.

— Да. Но ОЭЗ есть разного назначения — в Калининграде, например, как раз только производство. Но там производители ориентированы на бытовую технику, у этого региона узкая специализация.

А.Э. — Не было бы лучше в Калининграде, как вы думаете? Там ваши зарубежные партнёры совсем рядом, буквально границу перейти.

— В чём-то было бы лучше, в чем-то — хуже.

А.Э. — Вы считаете правильным, что выбрали в конце концов Зеленоград?

— Да.

А.Э. — Ваша компания «выросла» из дизайна, а сейчас в большей степени занимается производством — получилось так, что дизайн немного «задвинулся»? Он не выгоден или неконкурентоспособен?

— Дизайн и выгоден, и конкурентоспособен, но это уже рынки конечной техники, конечных изделий. Они просто стоят особняком от рынков производства, услуг. Нельзя сказать, что у нас поменялись приоритеты. Планируется развитие новых направлений с выходом на новые рынки конечной продукции. Просто у производственного подразделения (оно как раз будет выделено со следующего года в отдельную компанию) есть определенные предпосылки и амбиции вырасти. У остальных бизнесов так же.

 

Сети 4G из отечественного оборудования

Е.П. — Другая интересная тема, о которой мы хотели бы сегодня поговорить — это сети последнего поколения, 4G и выпуск вами телекоммуникационного оборудования для этих сетей. Партнером «Альтоники» в таком производстве является компания «Датател», дочерняя компания российского холдинга «ИнформИнвестГрупп» — через неё на завод и пришли контракты с западными компаниями? Или не только через нее?

— Да, «Датател» — это один из наших стратегических партнеров по локализации. Есть ещё ряд вендоров, с которыми мы прорабатываем локализацию напрямую. На самом деле, тема эта поднялась где-то полтора года назад, и очень хорошо, что она поддерживается на государственном уровне — мы очень надеемся, что появится ряд конкретных логических мер и законопроектов, которые это подтвердят. Пока, до выхода недавнего постановления правительства, все эти вопросы по локализации были реализованы только в виде пожеланий. Зарубежные компании заволновались и почувствовали, что скоро им придется этот вопрос решать — тем не менее, они ждали и до сих пор ждут государственного решения, утвержденного в виде законопроекта или законодательного акта, после которого они начнут более серьезно этим заниматься.

Мы уже развернули у себя производство базового абонентского оборудования для компании «Proxim Wireless» — это американская компания-партнёр компании «Датател», российского интегратора. Другие проекты, которые вы назвали, сейчас в стадии подготовки. Естественно, начало выпуска оборудования для зарубежного вендора требует длительной подготовки: прежде всего, согласования технологических и конструкторских требований, и отдельно — согласования всех требований и процедур по качеству. Мы, на самом деле, к этому готовились и раньше, понимая, что зарубежные заказчики у нас будут. Поэтому у нас нет нерешаемых проблем с вопросами по качеству. А помимо тех компаний, которые вы назвали, еще ведутся переговоры с такими гигантами телекоммуникационного рынка, как «Cisco» и «ZyXEL».

А.Э. — Тоже по локализации их производства на вашем заводе?

— Да, в разной форме — где-то речь идет об отверточной сборке, где-то конкретно о сборке печатных плат.

Е.П. — Если я правильно понимаю, локализация требуется зарубежным компаниям не только для того, чтобы выйти на российский рынок госструктур, но и для выхода на весь российский рынок?

— Идея, которая, в частности, сейчас продвигается Министерством информационных технологий и связи, — это локализация для того, чтобы участвовать в тендерах и в поставках именно в госструктуры и естественные монополии. Но те меры, которые, как мы надеемся, будут системно приниматься для поддержки российских производителей, скорее всего, будут направлены на локализацию и развитие российского производства для рынка России в целом. Одна из мер, которая, как мы надеемся, появится — это повышение ввозных пошлин на готовое оборудование. Конечно, эта мера будет стимулировать полностью весь рынок, не только рынок госзакупок.

А.Э. — Сейчас постановление правительства от 31 мая этого года, по-моему, вообще запрещает оборудованию нероссийской сборки участвовать в развертывании сетей 4G?

— Да, это так. Очень хорошо, что это постановление вышло, его ждали уже с начала года. Но пока оно выглядит как декларация о намерениях. Там не прописан конкретный порядок определения того, что является российским продуктом, а что не является, порядок аудита и все прочее — это будет реализовано уже в следующих законодательных инициативах.

А.Э. — В июле или в августе, кажется, они должны уже появиться?

— По-моему, да. В Минпромторге под руководством Юрия Борисова как раз создана группа, которая занимается выработкой этих документов.

А.Э. — Вы принимаете участие в работе этой группы?

— Принимаем. Мы не входим в её состав, — она достаточно немногочисленная, — но, тем не менее, через одного из участников этой группы мы также принимаем участие и видим, что там происходит.

А.Э. — По-вашему, как должно определяться оборудование российской сборки? Это просто оборудование российской отверточной сборки или что-то большее?

Е.П. — Например, у «Альтоники» есть соглашение с RAD Data Communications, по которому ваш завод будет осуществлять доработку, сборку и многоуровневое тестирование их локализованной продукции. Это оборудование будет уже считаться российским?

— Пока не будет решения, которое будет утверждено на уровне Министерства, об этом сложно говорить — мы можем только предполагать.

А.Э. — Вы сами какие посылы отдаёте в эту рабочую группу?

— Наше мнение, наверное, отражает общий подход российских производителей: мы заинтересованы в том, чтобы, помимо отвёрточной сборки, локализовалась ещё и сборка печатных плат. Потому что именно сборка печатных плат — это переход к более высокотехнологичным процессам. Мощное развитие этих технологий приведёт к тому, что наш уровень тоже будет существенно расти. Отвёрточная сборка — это все-таки только отвёрточная сборка.

Е.П. — Осталось еще перейти на российские чипы, которые производятся в Зеленограде, у вас по соседству...

— Опыт того же Китая показывает, что с чипов начинать, конечно, сложно, потому что для них нет рынка потребления. Но, как только мы начнем использовать уже готовые чипы здесь, собирая их в конечные изделия, и будет виден конкретный необходимый объём поставок — зарубежные производители чипов тут же сами поймут, что им уже пора переносить производство сюда, поближе к рынкам потребления. Это логический ход интеграции в мировую электронику.

Е.П. — В информации о вашем партнерстве с западными компаниями говорилось, что в дальнейшей сборке могут использоваться отечественные составляющие — электронные компоненты, разработанные компаниями-участниками холдинга, программное обеспечение, детали корпусов. Это поможет локализованным у вас устройствам получить статус отечественного оборудования?

— То, что поможет получить такой статус — это точно.

Е.П. — Экономически это будет целесообразно? Отечественные части будут дешевле, чем такие же комплектующие из Юго-Восточной Азии?

— Вы знаете, стоимость компонентов и электроники от поставщиков из Юго-Восточной Азии должна определяться комплексно. При кажущейся первоначально дешевизне, если посчитать все затраты, связанные с логистикой, с затратами на качество, нередко оказывается, что российское производство по совокупности дешевле. Ведь чтобы получать качественную продукцию, нужно иметь наших, русских, людей на заводе в Юго-Восточной Азии, которые бы просто ходили и следили, чтобы там в контейнер положили то, что нужно. Если все это просчитывать как следует, то российское производство может быть более выгодным. Кроме того, сейчас все компании, которые возят технику или комплектующие из Юго-Восточной Азии, сталкиваются с увеличивающимися проблемами на таможне.

Е.П. — На российской таможне?

— Да. Логистика дорожает, это признают участники рынка.

А.Э. — Насколько, по-вашему, важны меры со стороны государства по защите рынка для развития того или иного производства в электронике? Например, от производителей чипов мы видим совершенно чёткий сигнал о том, что пока государство не защитит рынок, в том числе рынок конечной продукции, никакого бурного развития производства чипов не будет. Как в вашем сегменте, в сегменте сборки?

— У нас проблемы те же самые. Самая большая беда, которая должна быть решена в поддержке российских производителей, — это то, что оборудование зарубежного производства выдается за российское. Сейчас это делается просто переклеиванием этикетки и прикладыванием русской инструкции.

А.Э. — Как раз сейчас эту проблему пытаются решить...

— И эта проблема повсеместна: она есть и в радиосвязи, и в телекоме, и в медицинской технике — везде. Об этом все знают. Понятно, что радиостанция «Motorola» она и есть «Motorola», какой на нее ни наклей ярлычок.

А.Э. — Даже если «Motorola» написать по-русски.

— Да. До настоящего момента с этим ничего не могли сделать. Это, конечно, серьезная проблема. Российские компании, вкладывая очень приличные деньги в разработку, хотели бы видеть перспективу для своих изделий, востребованность. А иногда получается, что компании, вложив миллионы долларов и разработав действительно неплохой продукт, не в силах конкурировать с зарубежными «гигантами», которые могут позволить себе на полгода обрушить цену, и всё. В такой конкуренции российские производители конечного оборудования не вырастут.

 

«В Зеленограде нам важнее не льготы, а люди и предприятия»

А.Э. — Вы переехали в Зеленоград. Здесь есть особая экономическая зона, планируют сделать так называемую территорию инновационного развития — это означает налоговые льготы со стороны Москвы для всех предприятий на территории Зеленограда, не входящих в ОЭЗ. Насколько для вашего производства важны эти налоговые, или, может быть, таможенные преференции? Или они у вас на втором плане, а в первую очередь важны кадры, производственные площадки Зеленограда?

— Мы не откажемся, если увидим, что другие компании получили эти льготы, и что это действительно заработало на благо именно коммерческого бизнеса. Будем это учитывать и стараться к этому приобщиться. Но по практике экономических зон и внедренческих площадок мы понимаем, что лучше строить свои бизнес-планы и расчёты без учёта каких-либо налоговых льгот и преференций. Так просто спокойней. Поэтому, наверное, для нас на первом месте — кадры, производственная площадка и вообще некий имидж Зеленограда.

Е.П. — Это интересное заявление от успешной компании — о том, что лучше рассчитывать только на себя в нашем государстве.

— Мне кажется, у нас именно такие компании и выживают.

А.Э. — Именно такие и выживают.

Е.П. — Кстати, в особой экономической зоне так и не построился еще ни один резидент. Говорят, что это вот-вот случится, скоро начнется строительство — но «Альтоника» построилась раньше... Расскажите о ваших кадровых возможностях для зеленоградцев. Вы сказали, что у вас возможно расширение производства. Какие кадры вам нужны? Нужны ли вам выпускники МИЭТа или это могут быть выпускники колледжей?

— После переезда мы пока запустили производство в одну смену, но планируем к концу этого года перевести его на трехсменный режим работы, то есть 24 часа в сутки — до кризиса мы так и работали, и сейчас объёмы производства начинают восстанавливаться, в том числе за счёт новых проектов. В первую очередь нас интересуют не инженерные, а рабочие специальности: операторы, монтажники, наладчики.

Е.П. — То есть как раз выпускникам колледжей к вам — прямая дорога?

— Да. Мы начинаем наводить контакты в Зеленограде и выстраивать какие-то отношения с местными колледжами. До этого мы работали с московскими колледжами. Что касается инженерных специальностей — мы потеряли при переезде часть сотрудников, в том числе и инженеров, и, надо сказать, неплохо восполнили эту потерю.

Е.П. — За счет зеленоградцев?

— Да. Но у нас не такой тип предприятия, чтобы говорить, что мы можем уже сотрудничать с институтом и забирать у него половину потока. Всё-таки у нас производство не очень большое — порядка 200 человек. Надеюсь, что в следующем году мы «подрастём» вдвое за счет перехода на полносменный режим.

А.Э. — Всё-таки вы «подрастёте» вдвое — это еще 200 человек. А вы сможете их здесь набрать? Например, для колледжа, который выпускает нужные вам специальности, 200 человек — это половина потока или даже больше...

— Я уверен, что набрать сможем, потому что за годы, в течение которых мы занимались производством, мы наработали достаточно мощную базу — и технологическую, и производственную. Мы можем сами обучать сотрудников, которые к нам приходят даже без надлежащего опыта.

Е.П. — Это прямой призыв к зеленоградцам — если у вас нет работы, это хорошая возможность её получить.

— Да, у нас постоянно открыты вакансии.

А.Э. — У вас есть учебный центр?

— Как такового учебного центра нет, но есть наставничество и процессы обучения, которые подтягивают специалиста до того уровня, который нам требуется.

Е.П. — Нет намерений вести в каком-то из зеленоградских колледжей контрактное обучение?

— Намерения, наверное, есть, но пока вплотную мы к этому не подошли. Кроме этого, мы уже много лет плотно работаем с МГТУ имени Н.Э. Баумана — берем их студентов на практику, и выпускники остаются работать у нас.

Е.П. — Не будет ли в Зеленограде продаж выпускаемого вами оборудования для конечных частных потребителей с завода? Как это делал когда-то зеленоградский «Квант»...

— У нас нет в этом особой необходимости. Дилерская сеть компании по нашим продуктам и разработкам охватывает всю Россию. У нас и оборудование специализированное, и есть выстроенная политика продаж — ломать её, отгружая продукцию с завода, было бы неправильно. Что касается контрактного производства, то здесь как раз наоборот мы фактически и продаем наши услуги с завода, поэтому нам гораздо проще — и теперь ближе — договариваться об оказании услуг по сборке электроники с зеленоградскими предприятиями.

Е.П. — Возможно, что в будущем вы будете договариваться с зеленоградскими компаниями о поставке отечественных комплектующих для вашей продукции?

— Конечно.

Е.П. — Здесь есть с кем договариваться? Вы уже наводили какие-то мосты?

— Мы уже перевели на зеленоградские предприятия некоторые вспомогательные закупки по оснастке, по оборудованию. И я уверен, это будет развиваться дальше.

Е.П. — В новостях говорили, что в июне этого года холдинг «ИнформИнвестГрупп» развернет опытный район 4G для демонстрации эффективности использования выпускаемого вами оборудования. Зеленоград не станет таким опытным районом?

— Мы выполняем услуги по производству и не знаем, как будет использоваться конечная продукция. Это не исключено, но этот вопрос лучше адресовать «ИнформИнвестГрупп» — об их планах по опытным зонам и по продвижению этой продукции. Мы оперируем здесь заказами на производство, которые получаем от них и от других компаний.

 

Проблемы: таможня, кадры и ввозные пошлины

А.Э. — Какая самая большая проблема, с которой вы сталкиваетесь?

— Такой проблемы, чтобы жаловаться на жизнь, нет — всё преодолимо, все решаемо. Мы существуем уже двадцать лет, были разные периоды, тем не менее, мы их проходили, и бизнес постоянно рос. Выделить какую-то особую проблему, которая бы нас отличала от остальных предприятий, сложно.

А.Э. — Все проблемы — просто какие-то рабочие моменты?

— Рабочие моменты, которые иногда становятся стратегическими ограничениями для нашего бизнеса, но до тех пор, пока с ними ничего нельзя сделать — приходится их обходить. Проблемы есть разные, например, очень серьёзные проблемы в таможенной логистике: управление цепочками поставок, какого требуют западные компании, можно построить только очень сильно увеличивая оборотные средства и делая запасы. Потому что риски на таможне по срокам — они у нас предсказуемы, конечно, но они недопустимы.

А.Э. — «Микрон» недавно объявил о том, что с 1 июля они начинают работать по специальной таможенной схеме, которая позволит им поставлять запчасти для оборудования и материалы в течение трёх дней. Они готовы поделиться этой схемой с другими зеленоградскими предприятиями.

— При наличии такого административного ресурса, как у «Микрона», наверное, это реализуемо. Но вводить эту спецсхему для каждого небольшого предприятия, думаю, недопустимо для наших таможенников...

Есть у нас и кадровые проблемы. Очевидно, что квалифицированные кадры, которые можно взять и начать с ними работать — это, в основном, люди, «выращенные» в Советском Союзе, которые работали и получили опыт на советских предприятиях.

А.Э. — Люди в возрасте?

— Да. Молодежь приходится учить, начиная с достаточно низкого уровня.

Е.П. — В Зеленограде, мне кажется, большой потенциал именно людей в возрасте, которые с перестройкой стали работать в Москве...

— Да, таких много, но делать ставку на них в долгосрочной перспективе просто опасно, потому что они все через десять лет уйдут на пенсию. Так что кадровая проблема тоже стоит.

Отдельная проблема (я знаю, что ею сейчас занимаются в Минпромторге) — это ввозные пошлины на электронные компоненты, которые останавливают зарубежные компании в вопросах локализации. Но, конечно, там, где их заставят — они, наверное, пойдут и на дополнительную потерю денег на ввозных пошлинах.

А.Э. — По идее, ведь если на конечный продукт их поднимают, то на компоненты должны снижать?

— По идее — да. Но сейчас ввозные пошлины на электронные компоненты — от 0 до 20 процентов. При этом российских компонентов для производства коммерческой электроники просто нет и в ближайшие несколько лет не предвидится.

А.Э. — Значит, все эти пошлины нужно обнулять, повышая их на конечное оборудование?

— Конечно, нужно создавать комплексные условия для роста производства. И надо сказать, что опыт других стран — и послевоенной Японии, и сегодняшней Бразилии — показывает, что все они шли такому же пути, никаких уникальных решений там не было.

А.Э. — Значит, нужно защищать рынок.

— Да. Два года назад мы стали соучредителями Ассоциации производителей российской электроники (АРПЭ), которая совместно с Минпромторгом и Минэкономразвития занимается подготовкой и сопровождением этих решений, претворением их в жизнь. Процесс этот не быстрый, но он идёт.

Е.П. — Желаем вам успехов в развитии — зеленоградцы в нём заинтересованы и как ваши возможные сотрудники, и просто как люди технически образованные и интересующиеся темой 4G.

— Спасибо. Хотелось бы пригласить все зеленоградские предприятия, которые заинтересованы в кооперации с нами, посетить наше производство — оно открытое, мы с удовольствием его показываем. В нашем оборудовании и технологиях никаких секретов нет, поэтому для всех желающих мы можем провести экскурсию и поговорить о возможном сотрудничестве.

Елена Панасенко. Александр Эрлих

Источник: http://www.zelenograd.ru/news/4727/

Создание сайта студия Bezevbezev studio

Наши контакты

 

  • Адрес: Москва, Электролитный пр-д, д.3 стр.3
  • Тел:    +7 (495) 797-30-70
  • Email: company@altonika.ru

Найти нас на карте

Подписка на рассылку